среда, 2 июля 2014 г.

Часть VI. Крымское путешествие. Херсонес + блуза Burda 1/2014, юбка Burda 3/2010

 Ну, вот наконец-то и перевалили за «экватор». ))) Впереди ещё пять рассказов о Крыме и пять одёжек из бурды.)))
Херсонес. 
В Херсонес мы отправились сразу после Бахчисарая. Я, как девочка, решила сменить одёжку: «Ну, что ж я буду везде в одном и том же?» Чисто девичья логика, мальчикам не понять. )))
В Херсонесе-Таврическом я была второй раз, а потому всё было знакомо и не так эмоционально, так что коротко, по существу и перехожу к костюмчику.
Херсонес был греческой колонией, основанной в 529/528 гг. до н. э. выходцами из Гераклеи Понтийской, находившейся на малоазийском побережье Черного моря. Он расположен в юго-западной части Крыма, у бухты, которая в настоящее время называется Карантинной. В наиболее ранних слоях Херсонеса
археологами было найдено значительное число черепков (обломков) архаической чернофигурной керамики, которая датируется временем никак не позже VI века до н. э.


 Дом винодела. ( две фотографии в низ)
 Резервуары для хранения вина.
 Рисунки природы. Как будто тонкой кистью нарисованы прожилки.






 Процесс реставрации - ювелирная работа!!!

И, как обычно, легенда. Кому неинтересно, пролистывайте смело и сразу читайте про костюм. )))) Ну, а мне нравятся легенды, нравится расширять свой кругозор и иметь возможность этим делиться.
Итак, «Гикия – дочь Херсонеса»: 

«Было время, когда цветущим, многолюдным Херсонесом управлял первый архонт Ламах. Был он очень богат, имел много золота и серебра, скота и земли. Дом его - большое квадратное здание - выходил на несколько улиц. В городской стене Ламах имел даже отдельные ворота, чтобы многочисленные его стада, возвращаясь с пастбищ, не шли через город, а попадали прямо в загоны, примыкавшие к дому. 
Гикия была единственной дочерью Ламаха. В Херсонесе, славящимся своими риторами и мудрецами, она получила прекрасное образование. Среди девушек города она выделялась красотой и умом. Как истая херсонесистка, Гикия горячо любила свой знаменитый город, раскинувшийся на берегу беспокойного Понта, и мечтала сделать для него что-нибудь выдающееся.
В те времена соседним Боспорским царством правил царь Асандр. Не давали ему покоя богатства Херсонеса. Пытался он силой захватить город, да потерпел поражение. Тогда решил Асандр хитростью овладеть городом. Знал он, что у Ламаха есть дочь, и предложил своего сына ей в мужья. Надеялся он, что после смерти Ламаха власть над Херсонесом перейдет к роду первого архонта и от Гикии попадет в руки его сына. Царь посвятил сына в свой замысел, и тот согласился действовать так, как задумал отец. 
Херсонеситы разрешили Ламаху брак Гикии с сыном Асандра. Но они поставили условием, чтобы после свадьбы муж Гикии никогда не покидал Херсонеса для свидания с отцом; если он посмеет это сделать, будет казнен. Боспорцы приняли это условие, и сын Асандра, приехав в Херсонес, женился на Гикии. 
Пламенно и искренне полюбила Гикия своего мужа. Он казался скромным человеком, преданным гражданином Херсонеса, не скупящимся на добрые дела.
Через два года умер Ламах. На совете именитых граждан было решено поставить во главе управления городом не сына Асандра, зятя Ламаха, а другого видного херсонесита, Зифа, сына Зифова. Рухнули планы мужа Гикии. Но он не отказался от своей мечты и лишь ждал удобного случая, чтобы осуществить свой замысел.
В первую годовщину смерти отца Гикия пожелала почтить его память и с разрешения совета города устроила поминки. Она пригласила к себе многих граждан города и раздавала им хлеб, вино, масло, мясо, рыбу - все, чем были полны кладовые ее обширного дома. Все благодарили Гикию за хорошее сердце.
Городские власти разрешили Гикии так отмечать ежегодно годовщину смерти отца.
Одно из таких празднеств и решил использовать муж Гикии для выполнения своего коварного плана. Он послал преданного раба в Пантикапей к отцу с известием, что нашел путь завладеть Херсонесом. 
Отец стал присылать сыну морем через определенные промежутки времени по десять или двенадцать отважных юношей, кроме гребцов, как бы для того, чтобы доставить ему и Гикии подарки. Лодки боспорян входили в бухту Символов, а сын Асандра посылал туда лошадей, на которых привозил в город и подарки и боспорских юношей. Через несколько дней гости якобы должны были уезжать к лодкам. Их отъезд муж Гикии приурочивал к позднему вечеру, когда совсем стемнеет. Отойдя на некоторое расстояние от города, боспорцы сворачивали с дороги и, достигнув берега, на лодках возвращались к тропам, по которым шли стада Ламаха к его отдельным воротам в городской стене Херсонеса. Тут их снова впускали в город и прятали в подвалах дома Гикии. А гребцы в лодках в это время отчаливали из бухты и уходили в сторону Боспора, создавая видимость, будто никто в Херсонесе не остался. 
Сын Асандра посвятил в заговор трех рабов, вывезенных их Боспора. Один из них, якобы проводив боспорских юношей до бухты, возвращался в Херсонес и заявлял городской страже, что все уехали; другой провожал боспорян до берега и усаживал в лодки; третий провожал до ворот в городской стене и вводил в дом Ламаха. Эти же рабы доставляли спрятанным пищу и воду. 
Все это делалось скрытно. Сама Гикия не подозревала, что творится у нее в доме. 
Боспорский царевич избрал третью годовщину смерти Ламаха для выполнения своего замысла. За два года он тайно собрал около двухсот боспорских воинов. Сын Асандра рассчитывал, что в день памяти архонта все херсонеситы будут допоздна веселиться, изрядно опьянеют; когда они улягутся спать, он выведет спрятанных заговорщиков и совершит свое злое дело. Флот его отца к этому времени был готов к нападению на Херсонес. 
Случайное происшествие раскрыло заговор. 
Одна из любимых служанок Гикии провинилась перед ней и в наказание была заперта в комнате, находившейся над подвалом, где были собраны боспорские воины. Служанка в одиночестве пряла лен и нечаянно уронила пряслице, которое покатилось к стене и попало в глубокую щель. Чтобы достать его, девушка приподняла кирпич пола и сквозь отверстие заметила в подземелье вооруженных людей. 
Осторожно опустив кирпич на место, служанка позвала одну из своих подружек и послала к госпоже, прося прийти к ней, так как она хочет сообщить что-то важное. Гикия пришла, к счастью, не взяв с собой никого из домашних. Служанка пала к ее ногам и рассказала все.
Гикия сразу поняла, что замышляется в ее доме. Она превыше всего ставила интересы своего народа, поэтому, ни минуты не колеблясь, приняла решение уничтожить врагов, в том числе и своего мужа, который оказался изменником. 
Двум родственникам Гикия поручила собрать лучших людей города. Одно условие поставила она. Они должны были поклясться, что за свое сообщение, если его признают важным, она будет похоронена в черте города. 
Собравшиеся граждане поклялись исполнить это условие. Тогда удовлетворенная Гикия сказала: 
- Я открою вам тайну. Муж мой, от отца своего унаследовавший ненависть к нашему городу, тайно привел в дом много вооруженных боспорян. Как я догадываюсь, они намереваются в день памяти моего отца напасть на нас, сжечь дома и всех истребить.
Херсонеситы слушали Гикию, оцепенев от ужаса. 
- Скоро подойдет этот день, - продолжала Гикия. 
- Он должен быть проведен как обычно. Вы получите все, чем я обещала угощать вас. Приходите в мой дом и веселитесь, чтобы враги ничего не заподозрили. Все, что вы будете получать употребляйте умеренно, поминайте моего отца, пляшите на улицах, однако об опасности не забывайте. Дома у каждого должны быть припасены хворост факелы. И когда я знаком покажу, что надо кончать пир, вы спокойно разойдетесь по домам. Я раньше обыкновенного велю закрыть ворота. А вы тотчас высылайте слуг с хворостом и факелами, пусть они обкладывают весь мой дом, все входы и выходы. Чтобы дерево быстрей загорелось, велите обливать его маслом. Тогда я выйду, и вы зажжете хворост, а затем окружите дом и будете следить, чтобы из него никто не ушел живым. Теперь идите и приготовьте все, о чем я говорила. И не забывайте о своей клятве...
Как было условленно, в день памяти Ламаха население города целый день веселилось на улицах. Гикия щедро раздавала вино на пиру в своем ломе, часто угощала своего мужа, сама же воздерживалась, как и ее рабыни: она приказывала наливать себе воду в чашу пурпурного цвета, где вода казалась вином. 
Когда наступил вечер и граждане, как бы утомясь, разошлись по домам, Гикия стала звать мужа отдыхать. Он охотно согласился, так как со своей стороны старался не возбудить в ней никаких подозрений. Она велела закрыть ворота и все выходы и принести ей, как обычно, ключи. И тотчас тайно приказала надежным служанкам выносить из дома одежду, золото, различные драгоценности. 
Дождавшись, пока все в доме упокоились, и, видя, что уснул опьяневший муж, Гикия вышла из спальни и заперла за собой дверь, позвала служанок и вместе с ними оставила двор. На улице она сказала, чтобы подожгли дом со всех сторон.
Огонь быстро охватил все здание. Боспорские воины пытались спасаться, но их тут же убивали. Они все до единого были истреблены.
Вот так Гикия избавила родной Херсонес от смертельной опасности, грозившей со стороны Боспорского царства. 
Благодарные граждане вскоре поставили в честь Гикии на главнойплощади две статуи. Одна изображала ее, сообщающей херсонеситам о заговоре мужа, другая - вооруженной, мстящей заговорщикам. На постаментах были высечены надписи, гласившие, что сделала Гикия для города. 
Когда Гикия напомнила про обещание похоронить ее в черте города и попросила повторить клятву, среди правителей раздались возражения: некрополь у херсонеситов был далеко вне стен города, вблизи своих жилищ они никого не хоронили. Горожане предложили вместо этого восстановить уничтоженный дом Гикии за счет общественных средств. Гикия не уступала и настояла на своем: ей снова пообещали, что ее желание будет выполнено. 
Через несколько лет мудрая Гикия задумала испытать, будут ли граждане верны своей клятве. Она сговорилась со своими рабынями, чтобы те разнесли по городу слух о внезапной кончине их госпожи. 
Печаль охватила население Херсонеса. Народ толпился у дома всеми любимой героини. Ее рабыни и близкие приготовляли тело "умершей" Гикии к похоронному обряду. 
Старейшины после совещания все же не решились, несмотря на клятву, нарушить древний обычай греков и постановили вынести Гикию за город и там похоронить. 
Когда похоронная процессия остановилась у раскрытой могилы, Гикия поднялась из саркофага и стала горько упрекать граждан в обмане и нарушении клятвы.
Пристыженные старейшины в третий раз поклялись выполнить ее желание. Еще раз при жизни Гикии ей позволили избрать внутри Города место для погребения и отметили его медным позолоченным бюстом. 
И тот, кто хотел испытать чувство восхищения прекрасным, всякий раз смахивал пыль с памятника Гикии и читал на нем надпись о смелом ее подвиге.»



Для информации. Адрес и стоимость посещения.


 Костюм.
Топ Burda1/2014 модель 109.


Это не первая вещь по этой выкройке, ранее я шила тунику из бархата (костюм), но что-то не могу всё его сфотографировать. Выкройка хорошая, я не меняла вообще ничего ни в первый, ни во второй раз. 
Ткань. Ткань я присмотрела давно, заходила, трогала, любовалась и уходила с другим свёртком, ну, а к чему она мне? Да, весёлая, да, яркая, да летняя... но опять эта сакура! Сколько ж можно?! А ещё расцветка, она интересная с переходом цвета от светло-сине-голубого до тёмно-синего, но переход этот не купонный, а поперёк полотна. Как кроить? Поперёк что ли? Ходила-ходила месяца два, потом стукнуло меня: «Хочу!». Забежала в магазин за двумя метрами, а мне сходу ответ: остаток 1.4 м. У меня прям рот от изумления открылся… Это ж надо так ткань провафлить? Ладно, купила, зачем купила?! Приехала домой и подумала: а если костюмчик и эксперимент с кроем поперек?))) Ткань предварительно постирала, она не дала усадку. Стала раскладывать выкройку. Рисунок крупный, не клетка, но как вписать в такой метраж, не совсем понятно. Кладу, чтобы в центре было пересечение веточек, сразу оказывается приличный кусок обрезан, а ещё этот переход цвета, который казался таким привлекательным, надо же всё разложить так, чтобы детали одного уровня оказались в одном секторе цвета, в общем мазохизм чистой воды.)))
В конечном итоге. Баска двойная, изнаночная сторона сшивная в 4-х местах, по бокам и посередине каждой детали. Вырез немного углубила и расширила, и надобность в застёжке отпала. От рукавов отказалась, но по-моему это и так заметно)))) Подкладку в цвет не нашла, вернее нашла, но такую правильную, а хотелось развиздяйности, а потому сделала подкладку бежевого цвета. Кружево в декоративных целях. 

Юбка.
Burda 3/2010, модель 105 А.

Юбка та же, что и в предыдущем посте, только менее клешёная. И не потому, что мне так захотелось, а потому, что я долго думала, и ткань всю разобрали, а в тот остаток, что был после топа вместить что-то более объёмное даже не мечталось. Кусок после топа остался шириной 95 см, а ОБ у меня 92-94, но видимо звёзды были на моей стороне .))) Единственное, что длина пострадала сильно, как и в прошлый раз, видимо у юбки карма такая)))
Юбку сделала двойную. Именно двойную, а не с подкладкой, а то некоторые пишут, подкладка, а выходит чистый дубляж. Так вот, у меня юбка двойная. Шовчики обработаны кружевом ))) Оторвалась я не по-детски в этом комплекте с кружевами.)))
Карта "Херсонеса"
Карта фото.
Костюм.








 Улыбаемся))))






Итого:
Штапель «сакура» 630 руб. (450 руб.м) «ТАТИ»
Хлопок 250 руб. (250 руб.м)
Кружево 175 руб. ( 50 руб.м)
Молния 15 руб.
Итого: 1070 руб.
Часть I. отпуск или Крымское путешествие. Дорога к морю + дорожное платье.
Часть II. Крымское путешествие. Судак. Генуэзская крепость + платье Burda 5/2012 
Часть III. Крымское путешествие. Новый Свет. Тропа Голицина + платье Burda 7/2013
Часть IV. Крымское путешествие. Феодосия, Коктебель, Карадагский заповедник + платье Burda 3/2012
Часть V. Крымское путешествие. Бахчисарай + жилет Burda 11/2012 




Продолжение следует....;)

3 комментария:

  1. Анонимный9 июля 2014 г., 3:25

    Шикарный комплект получился, вам очень идут оттенки голубого!!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо большое!!! У меня это лето проходит под оттенками сине-голубого спектра)))

      Удалить
  2. Ой, как неожиданно, любимый город, любимый Херсонес! Ваши работы очаровательны!!!

    ОтветитьУдалить